Вход
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
1834 год
2019 год
Сбросить

Главное меню



Власть первого призыва

Назад

  Эдуард Васильевич САРНАЦКИЙ,
1-й заместитель председателя исполкома
Зеленоградского городского Совета народных депутатов
в 1966-1972гг.

Есть люди, которые облечены самым трудным в человеческой судьбе - властью.

Жизнь, как шахматное поле, - черно-белая,
Осторожно по квадратикам скользи:
Начинаем все мы пешкою несмелою,
Но стремимся, как положено, в ферзи.

Есть погоны, званья, степени учёные,
К ним ведёт одна, но пламенная страсть,
Есть понятие совсем не отвлечённое -
Односложное простое слово - власть.

Сколько слов об этом слове в мире сказано*,
Говорить об этом можно без конца,
Власть есть право, власть есть бремя и обязанность -
Есть ведь иглы у тернового венца...

«Всякая власть от Бога» - тезис известный, повторяемый, но до абсолютной истины не дотягива­ющий. Хождение во власть есть право («все люди рождаются равными»), но это право нужно заслу­жить (добыть, достичь в конкурентной борьбе или получить волею судеб) и употребить во благо лю­дей или же на потребу иным - личным или корпоративным - целям и интересам. Способы дости­жения того или иного уровня власти адекватны общественному устройству, где лучшим принято считать демократию западного образца.

Автор этих строк пережил хождение во власть на уровне Зеленограда в период становления го­родской власти и не претендует на абсолютно объективный хронологический характер изложения.

Всё изложенное ниже - взгляд изнутри с проекцией на сегодняшнее понимание вопроса, подо­бие интервью с самим собой.

Итак, вопрос: Была ли демократия при Советской власти, как и насколько демократич­но формировались органы представительной и исполнительной власти?

СССР был страной с парламентской формой правления при «руководящей и направляющей» роли единственной правящей партии - КПСС.

На уровне Москвы и её районов (Зеленоград стал 30-м районом) руководящую и направляющую роль осуществлял МГК КПСС и его районные комитеты, которые имели конституционное право на руководство и контроль за деятельностью городского и районных Советов народных депутатов. Было принято считать, что эти руководство и контроль осуществляются посредством влияния на коммунистов-депутатов Советов и членов их исполкомов. В Советах члены КПСС составляли боль­шинство, а среди членов исполкомов, работавших на постоянной основе, - практически 100%.

Советы и их исполкомы практически не вторгались в жизнедеятельность промышлен­ности (это была прерогатива партийных орга­нов), а сосредоточивались на городских про­блемах.

По структуре городского хозяйства подбира­лись - по «политическим и деловым» (читай: профессиональным) качествам - заместители председателей исполкомов и строилась работа аппарата. Соблюдалась иерархия в деятельнос­ти Советов и их исполкомов (Московский го­родской и районные) с соответствующими подчинённостями. Действовал районный Комитет народного контроля (первый предсе­датель Л. Н. Ливийцев, затем долгие го­ды - О. Н. Голубков), который работал под ру­ководством райкома партии.

Каким образом осуществлялись выборы депутатов Горсовета и его исполкома?

Организационно выборы в городской Совет проходили в два этапа: выдвижение кандида­тов в депутаты шло по предприятиям - это был де-факто главный этап. В трудовых кол­лективах придерживались рекомендаций РК КПСС по этим принципам бесфамильно. Ад­министрация, партийная, профсоюзная и комсомольская организации «подрабатыва­ли» рекомендации и выходили с предложени­ями на собрание трудовых коллективов. Здесь практически и решалась депутатская судьба -быть или не быть. Демократичность этого эта­па была несомненной. Вот пример. Один из производственных участков СУ-138 получил рекомендации выдвинуть кандидатом в депу­таты одного из руководителей вышестоящей организации - Зеленоградстроя. Но рабочие рассудили иначе, претензий к этой кандидату­ре было много - взамен был выдвинут один из бригадиров СУ-138. Такие случаи были в УТЭХ и в других местах.

Но если кандидаты в депутаты выдвигались по «производственному» принципу, то собст­венно голосование шло по принципу террито­риальному. Вот такая была форма демократии, и она принималась обществом.

После выборов собиралась организационная сессия городского Совета, которую открывал старейший депутат. Избирался исполнитель­ный комитет, депутатские комиссии по основ­ным направлениям деятельности Совета.

Кроме постоянных членов исполкома - его председателя, заместителей и секретаря, изби­рались другие члены исполкома, представляв­шие райком партии, промышленность, город­ское хозяйство и работавшие на общественных началах.

Никаких привилегий у депутатов, кроме бес­платного проезда на городском транспорте, не было. Зарплата у членов исполкома и аппарата была на уровне служб городского хозяйства и меньше, чем в промышленности. Так, напри­мер, Михаил Георгиевич Язов, будучи избран­ным председателем исполкома и перейдя на эту работу с директорства на заводе «Элион», стал получать вдвое меньшую зарплату.

Что можно сказать о людях во власти Зеленограда той поры?

Всё для нас, молодых и малоопытных, было внове, всё постигалось в ежедневной работе и благодаря опыту людей старшего возраста. Осо­бенной была роль члена исполкома С. М. Буту­сова, работавшего в то время замдиректора НЦ по общим вопросам. Ранее Сергей Михайлович был отстранён от должности 1-го секретаря Пензенского обкома партии из-за публич­ных разногласий с Хрущёвым по «кукурузной проблеме», а затем приглашён в Зеленоград. Опыт, советы Сергея Михайло­вича, умение проникнуть в су­щество любой проблемы, ви­деть последствие любого реше­ния на 2-3 хода вперёд, его скромность, доброжелательная взыскательность и участливость вызывали ог­ромное уважение и неоспоримое право на ду­ховное лидерство. Я хорошо помню, как Сергей Михайлович требовал от меня 6 раз переделы­вать мой первый доклад на сессии городского Совета. На мои возражения («Я так вижу») сле­довал спокойный ответ: а так ли это на самом деле? Что это даёт нашим горожанам? И что им на самом деле нужно?..

Несколько парадоксальной была ситуация с наименованиями властных органов в Зеле­нограде: районный комитет КПСС, но город­ской Совет народных депутатов. Получалось: да, мы москвичи, но вместе с тем - отдельный город.

Кстати говоря, секретарями исполкомов в районах обычно избирались женщины. Так же было и у нас (Л. П. Груздева, Л. В. Можарова, Л. Г. Нестерова и другие), но какое-то вре­мя эту «женскую» должность исполнял Олег Витальевич Беликов, бывший до этого первым секретарём РК ВЛКСМ. Это человек неуём­ной энергии, из инженера-электронщика пе­реквалифицировавшийся в «культуртрегера», долгие годы работающий в руководстве Уп­равления культуры Москвы. Олег продолжил и укрепил комсомольско-молодёжные тради­ции в Зеленограде, приняв эстафету от Г. Плаксина и В. Бондаренко, а затем передав более молодым. Олег - лауреат литературной премии Н. Островского, автор слов гимна Зеленограда**, вы­пустил несколько сборников стихов; он привёл к нам ком­позитора Юрия Чичкова, от­крыл дорогу в Зеленоград многим мастерам искусств. Вместе с ним мы организова­ли и открывали во «Флейте» первую выставку зеленоградских художников, писали сценарии и готовили нашу команду КВН, дошедшую до всесоюзного финала.

 
Особенными были взаимоотношения ис­полкома Горсовета и райкома партии. Харак­тер и масштаб личностей вносил в эти отно­шения «зеленоградское» своеобразие. Вспо­минаю 1-го секретаря РК КПСС Юрия Ива­новича Келарева. Инженер-электрик, при­званный на комсомольскую, советскую и пар­тийную работу в Октябрьском районе Моск­вы, он был рекомендован в руководство Зеле­ноградской районной парторганизации и в течение 5 лет становления и развития нашего города был «первым лицом» в городе. Почти одного возраста с нами, интеллигентный, сдержанный во всех проявлениях, по-товари­щески добрый и открытый, он был фанатиче­ски предан делу, глубоко и искренне любил свой город и горожан.

Умение прощать мелкие промахи других со­четалось в нём с высокой требовательностью к себе и своим товарищам; он был добрым, но не «добреньким». Высокое чувство ответственнос­ти сочеталось в нём с интересом к искусству, чувством юмора и самоиронии. Он был счаст­лив и удачлив в работе, в семье и дружбе. Всё то хорошее, что изначально заложено в городе, в его управлении и властных органах, обязано этому многогранно талантливому человеку.

Было удивительно, как непосредственно, чуть ли не по-детски умел радоваться Юрий Ивано­вич успеху в делах зеленоградских, успеху своих товарищей. Нам очень хотелось хоть чем-то на него походить, но не у всех это получалась...

Первый председатель горисполкома Генна­дий Владимирович Бечин пришёл в Зеленоград из МВТУ - этим многое определялось в его ра­боте и характере, вузовская корректность, но без налёта академизма. При всём при этом он был твёрд и настойчив в отстаивании позиций, которые считал верными. Словом, пользуясь флотской терминологией, он был для нас «ка­питаном-наставником».

От него мы услышали формулу взаимоотно­шений городского Совета с партийной властью: когда мы допускаем ошибки, промахи и недо­работки, райком нас критикует и поправляет, а наши успехи и победы достигаются благодаря партийному руководству. Просто и ясно.

В обиду нас, молодых и малоопытных, Геннадий Владимирович не давал, учил отстаивать свою пози­цию не с бараньим упрям­ством, а доказательно и с до­стоинством. Вспоминается такой случай. Г. В. Бечин уже работал в Научном Центре.

В разгар ЗИМЫ на город обрушился страшный снего­пад, дороги заметены, движение парализовано. Исполком создаёт чрезвычайную комиссию под моим председательством, заседаем позд­ним вечером. В череде мероприятий предлагаю в дополнение к городской временно «реквизи­ровать» уборочную технику предприятий На­учного Центра. Г. В. Бечин взорвался: «Это безо­бразие! Кто тебя учил этому?» - «Вы, Геннадий Владимирович». Ответ его успокоил...

Принцип ротации в городских властных структурах существовал, и это можно просле­дить на примере деятельности на различных постах Льва Николаевича Ливинцева - предсе­датель Комитета народного контроля, 2-й сек­ретарь райкома, председатель исполкома, 1-й секретарь райкома. Обширные знания си­туации в городском хозяйстве и положения дел в науке и промышленности (была защищена кандидатская диссертация) позволяли ему сво­бодно ориентироваться в любом самом слож­ном вопросе, отстаивать зеленоградские инте­ресы в московских городских инстанциях и МЭПе. А ко времени занятия им первых ролей во властных структурах Зеленограда город вы­рос, окрепли наука, промышленность и город­ское хозяйство, нас стали называть электрон­ной столицей страны.

Льва Николаевича отличала обстоятельность и взвешенность в рассмотрении любых вопро­сов и принятии решений, умение слушать и быть услышанным и в среде горожан, и в ин­станциях. При некой внешней суровости доро­гого стоил принцип самокритичности, что да­валось трудно, но было возведено в закон для него и всех тех, кто с ним работал.

Мне памятен курьёзный случай весной 1972 года. Москва, в том числе Зеленоград, го­товились к встрече президента США Никсона. Мы «прорубали» новый въезд в город на 37 ки­лометре, работа кипела днём и ночью. Это поз­же мы привыкли к знаку-указателю «Зелено­град», а в те дни готовили его к инспекционно­му приезду 1-го секретаря МГК КПСС В. В. Гришина. И к самому приезду не успели, задержались буквально на полчаса. Работали асфальтоукладчики, клали бортовой камень.

Мы с Львом Николаевичем встретили В. В. Гришина на въезде, он вышел из машины, оглядел «праздник труда» и обратил внимание на место, где должен быть поставлен указатель, - хорошо бы, мол, здесь установить знак с на­званием города. «Хорошо, Виктор Васильевич, учтём», - по-солдатски ответил я, а Гришин со Львом Николаевичем поехали осматривать го­род и промпредприятия.

Минут через 40 привезли указатель, устано­вили его, зажгли свет. Гришин возвращался ча­са через два, уже начало темнеть. Он вышел из машины, посмотрел на указатель, улыбнулся (что с ним бывало редко) и уехал.

На утро следующего дня в горкоме партии состоялось совещание по работам по благоуст­ройству города к приезду Никсона. В. В. Гри­шин в резкой форме устроил разнос почти всем районам и закончил выступление словами: «Надо работать, как в Зеленограде, - не успе­ешь дать задание, как оно немедленно выпол­няется». В перерыве коллеги из других районов обступили меня с расспросами, на что остава­лось хитро улыбнуться и ссылаться на наше ноу-хау...

Разными судьбами, характерами и делами были отмечены последующие председатели ис­полкомов и их заместители, среди которых бы­ли и проходные, и случайные фигуры. Мне, уже как рядовому горожанину, памятны и симпа­тичны председательства Михаила Георгиевича Я зова, который привнёс в работу исполкома (по предыдущей деятельности) директорскую конкретику и целеустремлённость, Юрия Алексеевича Квитко как фигуры, сближающей науку, промышленность и городское хозяйство, создателя монолитного единства «широких зампредовских масс» с задачами и велениями времени, стихотворца и хранителя зеленоград­ских традиций. С удовольствием наблюдаем его многотрудную работу сегодня в руководстве зе­леноградской Особой зоны.

И уж совсем особенной фигурой предстаёт перед нами Алексей Алексеевич Ищук, приго­ворённый «жить в эпоху перемен».

Вряд ли кто-либо иной смог бы взвалить на себя такую ношу и не свалиться, вынести всё это, когда, по С. Есенину, «Хлестнула дерзко за предел Нас отравившая свобода».

Ему удалось ВСЁ на данном этапе жизни го­рода и своей собственной: создать команду еди­номышленников, убедить и заставить москов­скую власть поверить в то, что Зеленоград был, есть и будет, в наш потенциал, наше будущее.

А что же теперь?

Пришло время передать бразды правления молодым членам команды. Новые времена -новые песни, новая власть. Добрые и внятные, принятые городом традиции от Келарева - Бечина через Ищука перешли к Анатолию Нико­лаевичу Смирнову и его команде, людям совре­менного склада, интеллигентным и достаточно опытным, дорожащим своими должностями и их оправдывающим.

«А где же критичность?» - спросят чита­тели. А не бывает критики в юбилейные дни. Хотите критики - приходите на коллегии пре­фектуры, на встречи префекта с населением, читайте наши газеты.

Дорого внимание сегодняшней власти к ис­тории города, пусть она не так велика во време­ни. Нас приучили к некоему беспамятству, пришла пора переучиваться.

Разумеется, понятие «власть» не ограничива­лось только партийными и советскими органа­ми - здесь и директора НИИ и предприятий, руководители служб городского хозяйства, об­щественных организаций.

Оперируя современными понятиями, мож­но сказать, что в те времена, как мне кажет­ся, мы были ближе к термину «граждан­ское общество», чем сегодня, во времена ли­берализации и торжества индивидуализма.во времена ли­берализации и торжества индивидуализма.

Опыт прошлого забывать не следует, па­мять потомков - вещь благодарная и требо­вательная. Наверное, никто не задумывался, почему в названиях зеленоградских площа­дей и улиц нет политической персонифика­ции***, а есть площадь и улица Юности, Сол­нечная, Берёзовая, Озёрная и другие аллеи, а центральный городской проспект так и на­зван Центральным. Было бы исторически справедливым, если бы в топонимике города появились имена Юрия Келарева и Игоря Покровского.

Мы знаем - всё на свете повторимо,
Пробьют часы - мы в прошлое уйдём...
Но судьбы поколений неделимы -
Какое чудо в мире сотворим мы,
Таким оставим детям этот дом.


___________________________________________
* «Власть - авторитет, обладающий возможностью подчинять своей воле, управлять или распоряжаться действиями других людей. Появилась с возникновением человеческого общества и будет в той или иной форме всегда сопутствовать его развитию». Большая Советская энциклопедия, том V, 1971 г. (Прим. автора.)

** Гимна Зеленограда как такового нет. О. В. Беликов написал песню, посвященную Зеленограду, её текст мы публикуем в главе «Ода любимому городу». (Прим. сост.)

*** В качестве справки: в начале 90-х годов вопрос названий улиц и площадей обсуждался в газете «41», Горсоветом была создана ко­миссия по топонимике, прекратившая своё существование вместе с ликвидацией Советов в октябре 1993 года. Комиссия успела на­работать предложения, частично затем реализованные. (Прим. сост.)


Назад